Интервью заместителя руководителя следственного управления СК России по Алтайскому краю Константина Мальцева изданию "Алтайская правда"

27 Января 10:30

Новый год, увы, принес новые сообщения о фактах жестокого обращения с детьми в селах и городах края. Одно из таких ЧП случилось в середине января в селе Хмелевка Заринского района.

«Не будет им здесь жизни»

Недавно Хмелевка простилась с молодой женщиной, многодетной мамой. Она умерла после тяжелой болезни. Во время похорон взрослым бросилось в глаза неадекватное поведение вдовца, человека запойного, как говорят сельчане. Глава Хмелевского сельсовета Мария Корчагина сообщила «АП», что он – второй муж умершей Татьяны и родной отец троих младших ее детей. Трое старших, от первого брака, учатся в школе-интернате Заринска.  – Семья проблемная, давно на учете в органах опеки, – рассказала Мария Геннадьевна. – Татьяна постоянно ходила в синяках и всем говорила, что ударилась, упала, хотя очевидно было, что пьющий муж бил ее. Зная, что женщина больна, мы часто навещали ее с женсоветом, фельдшером, участковым. Она и сама не раз вызывала полицию, но потом жалела супруга, отказывалась писать на него заявление.

– Бывая в этом доме, вы обращали внимание на детей? Как им жилось?

– О том, что отец и их избивает, мы узнали не сразу. Следов побоев не видели никогда, но однажды застали малышей испуганными, они тряслись от страха. И на похоронах они сказали взрослым, что боятся оставаться с пьяным папой. Он, к слову, уже не первый месяц в запое. Ребятишек изъяли из семьи, опеку над ними хочет оформить бабушка, мать покойной Татьяны. Их отец не против, но люди считают, что детей нельзя возвращать в село, не будет им здесь жизни,– делает горький вывод Корчагина. 

«Нам не сообщали»

За каждым из тяжких ЧП с детьми – равнодушие и нежелание окружающих вникать в то, что происходит в неблагополучной семье, живущей по соседству. В этом уверен заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю полковник юстиции Константин Мальцев.

Константин Борисович, как вы думаете, почему о беде мы узнаем чаще всего уже по свершившемуся факту? Ведь такое происходит в селах, где все друг у друга на виду…

– Тот же вопрос задавали участники прошедшего недавно в нашем ведомстве Консультативного совета, когда договаривались о межведомственном обмене информацией. Вы верно подметили, трагедии с детьми чаще разыгрываются в селах, где трудно скрыть что-то от глаз соседей. Потому и работать надо с населением прежде всего. Печальная картина семейного насилия, что сложилась в крае, – результат отсутствия такой работы местных властей. Мы все узнаем из СМИ или прямых обращений граждан. Позиция же органов опеки такова: «…нам не сообщали». Надо добиться, чтобы сообщали. Не мое дело – оценивать эффективность системы профилактики преступлений против детей, но, очевидно, ее нужно поднимать на более высокий уровень. Задачу улучшения взаимодействия с ключевым первичным звеном, сельсоветами, специалистами органов опеки решают сейчас на всех уровнях государственной и муниципальной власти.

  – Услышан ли ваш призыв «всем включиться!», как считаете?

– Думаю, да. Активно взаимодействуют  все органы, в обязанности которых входит работа с замещающими семьями, в том числе с уполномоченным по правам ребенка в Алтайском крае, в связи с чем есть положительные тенденции в организации профилактической работы.

Дети – не товар

Достаточно ли этого, чтобы решить проблемы службы опеки и попечительства, в том числе кадровую? С ней сталкиваются многие районы края. Велика текучка специалистов. В том же Заринске человек только с января сего года приступил к работе взамен уволившегося. Как знать, надолго ли его хватит…

– В любую сферу молодые специалисты приходят без опыта, но учатся всему со временем. Если человек должным образом относится к выполнению своих обязанностей, прежде всего по профилактике насилия в семьях опекунов, вовремя реагирует на сигналы и предпринимает меры реагирования, то и вопросов к нему ни у кого не возникнет. Еще одна проблема –  жилищные условия, когда отдают детей в одни руки на маленькую жилплощадь, а также не подготовленным к бытовым заботам взрослым. Давайте вспомним тот же Заринский район, где опекунша сломала ребенку ногу. Восемь опекаемых детей жили в тесной квартире площадью 28 квадратов. Какое уж тут воспитание и развитие… Интересы ребенка – вот что важно. Качество и метраж жилья, по нормам Жилищного кодекса РФ не менее 20 квадратных метров на человека, высокая нравственная мотивация приёмных родителей, четкое выполнение профильными службами алгоритмов реагирования на неблагополучие – это должно быть во главе угла. В свою очередь следственные органы СК готовы оказывать в пределах своих полномочий поддержку и содействовать реализации поставленных задач, в том числе при внесении поправок в существующее законодательство.

Что конкретно вас, как блюстителя закона, в нем не устраивает?

– Считаю недопустимой ситуацию, когда иные усыновители и опекуны считают детей товаром. Выплаты ответственным гражданам, от души желающим стать мамами и папами обездоленным ребятишкам, – меры благие, призванные поправить демографическую ситуацию. Но, увы, хватает людей, которые дискредитируют любую, самую хорошую идею. Педагоги центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей, рассказывают, что часто кандидаты в опекуны просят дать им двоих-троих детей, потому что надо… ипотеку закрыть. Мы анализировали ситуацию. Во всех ЧП, связанных с жестоким обращением с детьми, приёмные семьи получали за «воспитание» немалые деньги.

Молчание – преступление

– Почему так прочна парадигма невмешательства в дела семьи? Даже в так называемых СОП, когда уже срочно требуется вмешиваться соседям, сельсовету, органам опеки…

– Вопрос очень тонкий и сложный. Единого мнения, какой должна быть эффективная система профилактики правонарушений и преступлений против интересов ребенка, нет до сих пор. Так, многие специалисты предлагают ввести более жесткие критерии комплексного обследования психического состояния будущих усыновителей и опекунов. Считаю, что эти меры нужно предпринимать не только при отборе кандидатов, также необходимо осуществлять кризисное сопровождение таких семей, создавать условия для их поддержки. Ситуацию исправить мы сможем только все вместе, если перестанем молчать, когда с детьми творится что-то неладное. Ведь растут-то они на наших глазах! Если будем тесно взаимодействовать и добиваться реагирования на ситуацию. Возвращать в нашу жизнь утраченные семейные ценности. Доверять друг другу. Менять общественное мировоззрение. Это сложно, но необходимо. Все ресурсы сейчас направлены именно на такой ментальный разворот. Судя по 2019 году, представители системы профилактики, призванные защищать интересы ребенка, стараются реагировать оперативно и правильно. Случай в Хмелевке тому пример. Сельсовет, узнав, что дети попали в опасную ситуацию, сразу сообщил в органы опеки и полицию. Так должны работать все и всегда.

– Что пожелаете читателям «Алтайской правды» в наступившем году?

– Быть внимательным к тому, что происходит в семьях соседей, односельчан. Неблагополучие проще предотвратить, чем переживать его последствия. А если собираетесь стать приёмным родителем, взвесьте стократно свое решение. Ведь вместе с детьми и вознаграждением за их воспитание вы берёте на себя и обязательства вырастить их достойными людьми.

В тему

Более 20% от общего числа возбужденных в 2019 году краевым Следкомом уголовных дел касается преступлений против несовершеннолетних. Так, расследовано и направлено в суд дело воспитателей частного детского сада Happy Baby, обвиняемых в жестоком обращении с малышами. Осужден по статье 285 УК РФ директор Яровского центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, скрывавший факты сексуального насилия над ребёнком. Завершено следствие по делу жестокого обращения с опекаемыми детьми в Залесово и Заринске, муниципальным органам опеки и попечительства вынесены представления. Понесли заслуженные наказания женщина из Бийска и житель Барнаула, убившие своих детей в 2019 году.

Источник: Алтайская правда